Ботинки, Майдан и Запорожсталь. История одного запорожского фотографа (ФОТО)

872

Сегодня, когда каждый имеющий телефон с камерой считает себя фотохудожником,  определить   истинного мастера можно лишь по его работам. Благо, что для этого не обязательно ходить на выставки. Запорожский сегмент интернета давно знаком с фотографическими шедеврами, уже династии, мастеров жанра Лавровых. Отец Сергей и сын Игорь радуют жителей города  своим   взглядом   на   окружающий   нас  мир. Сегодня  мы   хотим   познакомить   вас с этой творческой семьей.

Первые «ботинки»

«К фотографии мой отец приучал меня с детства, не навязывая мне дело всей его жизни, ­ признается младший сын Сергея Лаврова, Игорь. ­ Увлечь меня своей профессией  он тоже не стремился, однако я невольно приучал себя к фотографированию находясь рядом с папой, который практически не расставался с фотокамерой. 

Судьба распорядилась так, что фотоаппарат попал в руки когда мне исполнилось 25 лет (в 2013 году). Как и все новички, я делал массу ошибок. Но уже спустя 3 месяца мне удалось сделать интересную фотографию, ­ этот снимок до сих пор считается лучшим в моей карьере. 

Фото: Игорь  Лавров

Фото было сделано в заповедной Хортице. Сюжет был незамысловатым – в глуши густого леса на пеньке стояли ботинки. Отклики об этой работе звучали разные. Один художник сказал, что снимок похож на одно из произведений Винсента ван Гога. После этого я и решил всерьез заняться фотографией. Спустя полгода, я окунулся с головой в профессию фотокорреспондента.

Запретная комната

Конечно на вектор моего движения в сторону фотографии повлияли работы отца. Но в первую очередь, этого захотел я, тогда еще не представляя, что подобным занятием смогу «кормить» свою семью. Но не все было просто. Мое образование было явно не “фотографическим” ,  я закончил Запорожскую инженерную академию, по специальности «Обработка металла под давлением».

Дело в том, что наша семья была не самая зажиточная и мне приходилось начать зарабатывать деньги уже в 14 лет. Отец практически все время уделял фотографии, которая на то время не приносила больших доходов. Поэтому, семья не могла позволить себе двух представителей творческой профессии. До сих пор помню отдельную комнату в квартире, выделенную под фотолабораторию, свет в которой папа запрещал включать, когда проявлял там снимки. И я  ни разу не проштрафился.

Понимая, что в этом жанре большая конкуренция и стать лучшим не так просто, папа посоветовал мне обзавестись для начала профессией, которая приносила бы стабильный доход. Тем более, что он тоже десять лет проработал в металлургии. Поэтому я согласился с тем, что профессия мне не помешает.

И надо сказать, я добился неплохих успехов, еще будучи студентом-заочником. Придя на «Запорожсталь» простым упаковщиком, я дослужился до оператора поста управления. Затем перешел на «Мотор­Сич», в плавильный цех. Тут тоже были неплохие перспективы, но вредность производства в цеху была еще выше. Аллергия поставила крест на карьерном росте.

Водитель для мастера

После увольнения появилось много свободного времени, и я стал для отца личным водителем, ­практически каждый день доставлял папу на все новые локации для фотосъемок. А маршруты он выбирал не самые простые. Я испытал все бездорожья острова Хортица. Вскоре роль извозчика мне надоела, да и отец к тому времени имел уже две профессиональные камеры. К одной из них – та что постарее, ­ я стал присматриваться, дабы убить время ожидания, пока папа обойдет все окрестности.

Фото: Игорь Лавров

Не скажу, что отец усердно посвящал меня в секреты мастерства, но «три кита», на которых держится работа фотокамеры, поведал: выдержка, диафрагма и чувствительность. К тому же старая камера была не работающая, пришлось ее отремонтировать. Папа вручил мне инструкцию к фотоаппарату и со словами: “Если хочешь фотографировать – изучай”, отправил меня на собственные хлеба. И месяца через три у меня стало что­–то получаться. 

Вышеупомянутое  фото с ботинками радовали глаз не только мой, но и профессионалов. Потом получилось подстеречь семью оленей, запечатлев ее в удачном кадре. И пошло поехало…

Революционная пора

Первые снимки до сих пор я считаю самыми удачными. И отец высоко оценил эти работы, хотя до сих пор продолжает критиковать мое творчество. Что, наверное, и помогло мне достичь каких–­то вершин в этом жанре. Так совпало, что фотографом я себя почувствовал с началом Революции Достоинства, прокатившейся по Украине зимой 2014 г. Как оказалось, этот период стал переломным и для меня. Но работать с людьми я тогда не рисковал, не понимая, какая реакция будет на человека с камерой. Поэтому встреч с Майданом избегал, продолжая работать с природой. 

Фотографии : Игорь Лаврова

Именно съемки дикой природы считаются самыми сложными. Ведь снимая природу ты должен под нее подстраиваться, учитывая все ее капризы и выходить к ней только с мыслям, не противоречащими ее же законам. Только тогда можно рассчитывать на результат. С человеком все проще, его как минимум можно убедить. С природой так не пройдет ­ можно снимать только в унисон с ней.

Свободный художник

Сегодня мы с отцом ­ коллеги. Хотя был период, когда мой юношеский максимализм подталкивал меня к некой соревновательности с папой. Я всеми силами пытался дотянуться до его вершин как можно быстрее. Ощущая дух конкурентности, я фотографировал «запоями» ежедневно и все что попадало в объектив камеры.  

Моя профессиональная прыть вновь привела меня на «Запорожсталь», но уже в качестве фотокорреспондента. Несмотря на то, что на предприятии не любят «беглецов», меня спустя 7 лет вновь взяли на работу. Бывшие коллеги по цеху по разному реагировали на мое возвращение в роли свободного художника. Кто-то радовался за меня, кто-­то завидовал, но моя оплата труда была несопоставимо меньше, чем у “цеховиков”, что и сглаживало некую зависть в мою сторону. Для меня же деньги не были тогда главным критерием.

Сегодня я не связан служебными обязательствами, работая над реализацией наших с папой проектов (календари, фотоальбомы, фотокартины и т.д.). Полностью отдавшись в плен фотографии, которая стала моей профессией, позволяющей кормить семью, при этом получая удовольствие от работы.

Фото: Игорь Лавров

Здоровая конкуренция

Ощутить себя состоявшимся фотографом я смог в тот момент, когда мой «почерк» стали узнавать. Но до сих пор зрители иногда путают мои фотографии с папиными.  Хотя для меня это огромный комплимент. Ведь  это то, к чему я и стремился ­ к подражанию отцу. 

Правда, фотографии папы становятся другими, более философскими и глубокими, соответствующими его возрасту. Ведь фотография – это далеко не то, что мы видим на снимке, это отображение внутреннего состояния мастера. Сегодня, выезжая на одни и те же локации, фотографии мои и папы получаются абсолютно разными, несмотря на то, что, казалось бы, снимаем одно и то же.

В свои 72 года папа легок на подъем, если речь идет о любимом занятии. Несмотря на то, что за десятилетия своего творчества он исходил с фотокамерой практически все близлежащие тропки и бездорожье. А для меня многое в новинку. Хотя сегодня он уже прислушивается и к моим советам. Например, как лучше настроить камеру для той или иной съемки. При этом я не перестаю гордиться удачными снимками отца, как, наверное, надеюсь, и он моими. 

Думаю, я смогу быть достойным продолжателем его дела. Может быть не только я, ведь у меня подрастает сын Роман. В свои  7 лет он увлекается видеосъемкой.  Жду момента, когда он сможет более­менее осознанно сделать выбор в сторону будущей профессии или хобби. Годика через четыре, думаю, подарить ему хорошую фотокамеру. Что касается съемок семьи и сына, то это больше прерогатива дедушки, который снимает внука при каждой встрече.

Фото: Сергей Лавров

Городские пейзажи

В последнее время я тяготею к непростым кадрам, над которыми стоит поработать, или выждать желаемое. Например, то или иное природное состояние, за которым стоит охотиться (гроза, красивый закат и т.д.). Бывает, в голове рождается сюжет будущей фотографии, но чтоб его воплотить, нужно дождаться определенной поры года. Так идея может зародиться зимой, а до ее воплощения необходимо ждать, минимум, месяца три.

Фото: Игорь Лавров

Конечно, с опытом, удачные снимки появляются, в том числе и мгновенно. Но, после того как ты поработал, практически на всех близлежащих локациях, удовольствие уже не то. Поэтому, когда я еду на то или ионное место, приблизительно понимаю, какие фотографии могут получиться. Из­за этого, выезжая с отцом на “фотоохоту” вместе, мы иногда отвлекаемся, наблюдая через объектив фотокамеры друг за другом. Пытаясь застать в нелепой позе или с курьезным выражением лица.

Если заповедное Запорожье я уже изведал вдоль и поперек, то городские пейзажи ­ это планы на будущее, которые я надеюсь осуществить в ближайшее время. Предполагаю, папа составит мне компанию в этом, хотя сегодня мы с ним идем разными творческими путями, которые периодически соприкасаются.

Я считаю, фотограф ­ непростая профессия. Ими не рождаются, а становятся. К этому нужно прийти. Я бы посоветовал не козырять фирменной камерой, а найти своего кумира, и стремиться быть таким, как он. В моем случае им стал мой отец. Находясь рядом с ним, я получал его опыт и энергию. Затем сформировался свой стиль, «вкус к фотографии», который я начал оттачивать.  

Фото: Игорь Лавров

Сергей Лавров,  глава династии: 

«Что касается продолжения династии, я конечно же, за! Но только с учетом того, что каждый человек уникален и рожден для воплощения своих идей…»

Ирина ЛАДАН

Вам также могут понравиться