Журналисты не нашли на запорожских базарах ни одной “легальной” ёлки

4

Под каждый Новый год чиновники, лесничии и полиция хором заводят гимн борьбы с ёлочным браконьерством. Но первая же поверхностная проверка показала, что продажа «нелегальных» новогодних деревьев в Запорожье поставлена на поток

Экологически чистый Чернобыль

– Откуда ваши елки? Не из Чернобыля? – я придирчиво осматриваю пушистую лесную красавицу на ёлочном базаре, раскинувшемся на пересечении улиц Фортечной и Школьной в Александровском районе.

– Не-ет, – продавец бросает взгляд на ствол полутораметровой сосенки. И, будто увидев на шершавой древесине некий тайный знак, продолжает. – Из Кобеляк они, Полтавская область. Да и что вам тот Чернобыль? Здесь экология такая, что чернобыльские елки будут образцом экологической чистоты.

Я приглядываюсь, но на стволе новогоднего деревца нет никаких пометок о его происхождении. Хотя лесничии всей Украины неоднократно заявляли – на легально срубленных хвойных должно быть клеймо лесничества или бирка со штрих-кодом.

Более того, неясно, зачем в Запорожье массово завозить елки из других регионов Украины. Ведь, согласно данным все тех же лесничих, в нашем городе планировалось продать около 10 тысяч хвойных красавиц – и именно столько же их было срублено в запорожских елочных «питомниках».

Не получив ответы у продавца одного ёлочного базара, «Суббота плюс» решила проверить еще несколько точек по продаже ёлок. Нам в помощь пришла специальная программа, разработанная Лесохозяйственным инновационно-аналитическим центром для определения «легальности» происхождения той или иной хвойной красавицы. По заверениям ее создателей (и эти заверения поддержали лесничии Украины), стоит ввести в программу номер с ёлочной бирки, как сразу можно будет узнать регион происхождения дерева и то, законно ли оно было срублено.

Полученные в результате нашей проверки данные оказались просто ошеломительными.

Проверенный провал

Мы проверили девять елочных базаров в трех районах Запорожья. И не нашли ни одной (!) елки, которую можно было бы с полным правом назвать «легальной». Так, бирки с номерами оказались только у половины осмотренных лесных красавиц. Однако ни одна бирка не числилась в «лесной» базе данных. Вторая половина продаваемых ёлок вообще не имела никаких обозначений – ни клейма, ни бирки. При этом продавцы так и не смогли объяснить их отсутствие. «Не читается бирочка? Странно…», – только и могли пожать плечами торговцы.

В Лесохозяйственном инновационно-аналитическом центре, создавшем программу проверки ёлок, сообщили, что сведения о срубленных новогодних деревьях вносят в базу данных сами лесничества. Но почему ни одна бирка на запорожских ёлках не считывается, аналитики-инноваторы пояснить оказались не в состоянии.

В Запорожском областном лесничестве нам сказали, что бирки должны быть на всех запорожских елках. Если же их нет, то должно быть клеймо. Однако от дальнейших комментариев-пояснений лесничии отказались, чего-то испугавшись: «Зачем вам такие подробности? Что вы выискиваете?». Чуть более словоохотливым был главный лесничий региона Николай Заболотный. Он заверил, что на всех запорожских ёлках бирки развешаны, клейма расставлены. А если что-то не считывается, то вопросы – не к лесничим: «Может, программа сбоит. Или ёлка из другой области привезена». Пояснение хорошее. Но почему нам не удалось обнаружить на девяти базарах ни одного дерева запорожского происхождения, Николай Заболотный объяснить не смог.

В Главном управлении Национальной полиции в Запорожской области заявили, что стражи порядка тщательно проверяют ёлочные базары города на предмет легальности происхождения хвойных деревьев. Но как проводятся проверки, сколько их прошло уже и с какими результатами – говорить не захотели.

Самыми необщительными оказались чиновники из Областного управления лесного и охотничьего хозяйства. За неделю никто из них так и не нашел нескольких минут для разговора с журналистом.

Миллионы – налево?

Незаконно срубленные ёлки могут быть весьма опасны для людей и домашних животных. Если даже не говорить о возможном радиационном заражении дерева, оно может быть рассадником клещей. Также есть вероятность, что хвойная красавица после установки в квартире начнет издавать удушающий смрад – если ёлку обработали специальным веществом, предназначенным для защиты деревца от… лосей, который обожают жевать молодые ёлочки.

Но если даже «нелегальная» ёлка не вредна для здоровья, она вредна для лесной отрасли Украины. Так, «Суббота плюс» ранее писала о плачевном финансовом положении лесничеств в Южных районах Украины. Продажа 10 тысяч новогодних красавиц могла бы дать нашим лесничьим свыше миллиона гривен дополнительного дохода – если же деревца продаются незаконно, эти деньги пойдут в частный карман. Тогда как сами запорожские «работники леса» утверждают, что для нормальной работы их годовой бюджет должен вырасти на 2,5 миллиона.

Так что хотелось бы ошибаться, но на сегодня даже признаков цивилизованного рынка новогодних ёлок мы в Запорожье не обнаружили. Как и ответственных за борьбу с нелегально срубленными хвойными.

Марина Богуславская