В Запорожье прошел бенефис заслуженного артиста Украины

366

Меккой театрального уикенда в городе стал Запорожский ТЮЗ. Именно здесь, состоялся бенефис ведущего актера театра, и, с недавних пор Заслуженного артиста Украины, Максима Березнера. Драматургия спектакля была построена на ярких ролях, сыгранных Максимом в разные времена в знаковых постановках театра. Что предполагало подготовленного зрителя, знакомого с творчеством бенефициара. Аншлаг в зале в течении двух спектаклей, подтвердил любовь зрителя к актеру и его творчеству. 

О Максиме написано немало. Наверное, нет смысла вновь перепечатывать вехи творческого пути актера. Мы решили подойти с другой стороны, попросив знаковых людей в жизни Максима, рассказать истории из жизни, которые сформировали любимца публики.

 «Максимка практически рос в театре, где служила я, – начала свой рассказ мама, Алла Николаевна Карпенко, ведущая актриса театра Магара, Заслуженная артиста Украины. Но, не театром единым жила наша семья.

Тревожный рейс

Когда Максу было два годика, по службе мужа нам нужно было лететь в Мурманский край. Путешествие было не из легких, добравшись до, тогда еще Ленинграда на поезде, мы застряли в местном аэропорту. Из-за сумасшедшей грозы рейсы отменили. В зале ожидания он перезнакомился со всеми, включая местных собак. Художники, ожидавшие вылета его рисовали, мамы – подкармливали. При этом объясняли, в том числе и своим детям, почему что ни в коем случае, нельзя садиться в самолет в грозу. Иначе, он попросту может взорваться и все погибнут. Что, любознательный Макс, «мотал на ус». В итоге этих вояжей, Макс потерялся, и был доставлен нам милицией. После этого инцидента, по залу прозвучала объявление, о якобы готовившемуся пробному рейсу, т.к. непогода начала потихоньку утихать. Я, схватив ребенка, побежала к руководству аэропорта, чтобы нас взяли на этот рейс, иначе спокойствия у ожидающих не будет. Нам пошли на встречу и мы уже сидели в салоне самолета. Первое что спросил Максимка, умостившись в кресле: «Мама, а когда мы взорвемся?» По заполненному салону пробежала легкая дрожь. Я отшлепала «хулигана» и он уснул. Не прошло и пол часа, Макс вскочил с недоумением: «Как мы еще не взорвались?!!» Проходившая рядом стюардесса с напитками, рухнула на пол вместе с разносом. Полет прошел нормально.

На стороне угнетенных.

Случилось в нашей семье не самое радостное событие. Умер отец моего мужа. Чтобы оградить маленького Максимку от присутствия на церемониале, я его отправила в театр, как на продленку. Поручив малыша секретарю театра Анне. Та, сославшись на загруженность работы, доверила Макса одному из актеров, в то время когда шла репетиция. Роль у этого актера, была не значительная и то, что он вышел в массовке с ребенком, никто б и не заметил. Но, не тут то было! Дело в том, что у главного героя, находившегося на авансцене, не получалось войти в роль. Главный режиссер театра, «дирижировавший» репицей, начал безудержно кричать на актера. Не выдержав, Максимка вырвался из рук актера в массовке, подбежал к разгневавшемуся режиссеру и с не меньшим темпераментом упрекнул: «Вы почему на человека кричите?!!». Тот просто опешил: «Мальчик, ты кто?!». «Максим Березнер», – гордо заявил Макс и удалился с зала.

Ленин подождет

В пионеры Максима посвящали тоже в театре. В назначенный день, весь наглаженный с иголочки одетый, он прибыл в театр. Церемония намечалась грандиозная. На сцене выстраивались школьники, ведущий актер театра, загримированный под В.И.Ленина, уже готов повязывать галстуки. В это время Максим, оторвавшись от мамы, «нарезал круги» по всему зданию, от подвала до крыши. «Где твой сын?», – обратился ко мне «Ленин», наградив почтенным званием всех детей. В это время взъерошенная голова мальчика показалась из оркестровой ямы. Вождь мирового пролетариата ждал, пока я его привела в порядок.

Выше, сильнее, быстрее

В детстве врачи рекомендовали Максимке ходить в бассейн. Рядом с нашим домом, был спортивный комплекс «Локомотив», где был бассейн. Но, туда брали детей с семи лет. Максу на то время, едва исполнилось шесть. Но, договорившись с тренером, мы пришли на пробное занятие, по итогом которого набиралась группа. Детей выстроили в шеренгу перед бассейном и тренер задал вопрос: «Кто умеет плавать кролем?». Н задумываясь, Максимка выкрикнул: «Я!». Тренер предложил продемонстрировать, проводив в воду. Плавать Макс не умело совсем. После пары секунд барахтанья, был выловлен сачком, как рыба и доставлен обратно в строй.  «Кто умеет плавать брасом?», продолжал тестировать педагог. Среди тишины, показалась рука Максима. С брасом повторилась та же история. Тренер, не унимался: «Кто может плыть на спине?». Уже весь мокрый Макс, спускался в воду. На что мы с отцом просто спрятались по лавку от стыда, наблюдая за этим героем  среди смеющихся родителей остальных детей. Результат оказался тот же. В итоге Максим был принят в группу, с формулировкой: За волю к победе!». До третьего взрослого разряда Макс «доплавался» через шесть лет занятий.

Дело молодое

В актеры он подался без моего ведома. Как то по телевизору Макс услышал монолог городничего в исполнении гениального актера Ильи Вестника. Выучив его наизусть, взяв в поддержу мою сестру, он отправился поступать в Днепропетровское театральное училище. И с первого раза был принят. О чем я узнала из телеграммы, будучи в то врем на гастролях Саратове.  И вот все четыре года, пока он там учился, я каждый понедельник (выходной день в моем театре) выезжала к нему. Меня встречали, практически, все студенты общежития. Я всегда привозила вкусности, наводила порядок в комнате. Все праздники, Новые Года, я встречала с сыном в общежитии, оставив мужа в одиночестве. В этом возрасте легко можно было поддаться не самым полезным соблазнам (наркомания, алкоголь), чего я не могла допустить.

 Но, одна промашка, все-таки, была. В студенческом туалете, кто-то написал на стене ехидный стишок про милицию. Максим, делая сове дело в кабинке, с выражение прочел этот стих. Откуда ему было знать, что в соседней кабинке, справляет нужду именно милиционер. Тот, недолго думаю, взял его за шкирку и приволок в отделение, «пришив» парню антисоветчину. На выручку срочно выехали мы с мужем. Прочитав нам лекцию о любви к Родине, Макса выпустили из-за решетки.

Подводный театр

По окончанию училища, он попал в ТЮЗ, пройдя конкурс наравне с остальными семью претендентами. Будучи актером ТЮЗАа, он четко решил идти в Армию, горя желанием испытать трудности. Призывной возраст Максима припал на Афганскую компанию, в которую в те времена ввязалась СССР. Как я его не отговаривала, он, чуть ли не с празднования 18-ти летия пошел в военкомат, не дожидаясь, повестки. Но, из троих друзей, его отправили в Мурманск в подводный флот. Двое остальных оказались в Афгане, один – к сожалению домой не вернулся.

Неся службу на подводной лодке, он умудрился организовать свой театр, где сам ставил спектакли в качестве режиссера. Причем начав не с самых простых пьес. С одной из них, коллектив выиграл театральных конкурс в Ленинграде. Через время, драматического театра ему стало мало, и Максим там же создал танцевальный коллектив. Видимо, чтоб не ослабить боевую готовность подводного флота, превратив в «подводный театр»,  руководство решило отправить Макса на дембель гораздо раньше положенного».

«Папа за семейным столом постоянно вспоминает эту историю, – призналась дочь Дарья.

Дочь за отца

Когда мне было года 3-4 года, мы с папой проводили все его свободное время вместе. Про таких говорят – «папина доця». В один из таких дней, мы решили пойти помыть во дворе машину. Все было хорошо, мы дурачились, веселились, но тут вдруг, откуда-то вышли не по доброму настроены парни.  Стали задираться к папе с вопросами типа: “А дай закурить!”. Я, с ужасом  наблюдаю как у отца глаза кровью наливаются. И вдруг как закричу: ” Папочка, миленький не Бей дядей, прошу, умоляю не Бей их!”.  С этими словами упала ему в ноги.  Хулиганы так испугались, что с широко открытыми глазами попросили прощения и удалились. Кто кого спас до сих пор не понятно».

«Вспомнить какие-то байки, связанные с Максом, невозможно, – делится главный режиссер ТЮЗа, Заслуженный деятель Украины Геннадий Фортус. Он сам «ходячая байка». Хотя, были пару запоминающихся эпизодов.

«Убить» в себе комика

У Макса был два пришествия в наш театр. Первый после окончания театрального училища, второй – по возвращению из московских «заработков», в которые он вынужден был податься в лихие 90-е. Вернувшись из Москвы, я не сомневаясь, принял Макса в труппу снова. Предложив  сыграть драматическую роль в серьезном спектакле «Вальс случая». До этого он считал себя исключительно комедийным актером.  В ответ он наотрез отказался снимать с себя маску комика. Но, мне удалось клином выбить из него легковесный подход к образу, хотя это было не просто. Ведь, мы хоть и находимся по разные стороны «баррикад» (режиссер-актер), но остаемся друзьями. Причем, никакие разговоры и убеждения не помогали, пока я не «вытолкнул» его на репетиционную сцену. Как он «выживал» из себя комика, многие помнят до сих пор. По сцене летали декорации, когда у Макса, что-то не поучалась. Чтобы сохранить реквизит, я объявил перерыв, по истечению 10 минут, пригласил снова на сцену. Нервов было еще больше, видимо он думал, что я его оставлю в покое. Именно эта, закипающая в нем творческая злость, способствовала преображению. Он выскочил на сцену в ярости, но душить партнершу по спектаклю Любовь Фриган (Заслуженную артистку Украины), что нужно было по сценарию, боялся. Я личным примером продемонстрировал, как это делается. И лишь, когда Любовь Ивановна задыхаясь, воскликнула: «Мне это нравится!», за дело взялся Макс. Так втроем нам удалось пройти путь от комика до разнопланового артиста.

В спектакле «Самоубийца» у персонажа Макса был текст: «Весь в собаках, обнявшись с любимой цыганкой…». В одном из спектаклей актеры, стоявшие на сцене, ждали выхода Макса. Тот вышел на авансцену и выдал: «Весь в цыганах, обнявшись с любимой собакой…» и тишина. С трудом сдерживая смех, таки, доиграли спектакль.

Важно, что звание Заслуженного артиста, изменило Максима в нужную сторону. Он стал намного требовательнее относиться к себе. Однажды он признался, что титул не дает почивать в лучах славы, а заставляет тщательнее готовиться к спектаклям». 

«В фильме «Козак та смерть», где мы с Максимом играли чумаков, – делится коллега по актерскому цеху Станислав Шкляренко. По сценарию, мы должны были тащить босиком, огромный сундук. Съемки проходили на острове Хортица.  Задача режиссера заключалась в том, чтобы мы сыграли эту сцену как можно комичнее. А поскольку это был август месяц, жара 40°С и земля была раскалённой, мы с Максим бежали по раскаленному песку как по горячей сковороде. Все получилось комично само собой и играть нам ничего не пришлось».

Загрузка...
Загрузка...