Вшивый пафос

166

Война не терпит полутонов. Когда один человек убивает другого, в этом нет ничего прекрасного. Война – это кровь побратима, жидкая окопная грязь, смерть, болезни и разруха. Но куда больше грязи, чем в окопах на передовой, льется сегодня изо ртов наших циничных политиков.

Деда моей жены – Семена – я в живых не застал. Черпал информацию о нем из рассказов супруги и ее родственников.

Семен прошел с Советской армией всю Вторую мировую войну – с 1941 по 1945 годы. То, что он выжил – настоящее чудо. Тем более, что был он на той войне разведчиком – постоянно находился на острие схватки, в прямом контакте с врагом. Можно предположить, что количество убитых им или захваченных в плен фашистов исчисляется десятками – если не сотнями.

Почем я предполагаю, а не знаю точно? Да потому что он мало что рассказывал. Внукам Семен описывал войну коротко: “водка и вши”. И только пару раз, в нетрезвом виде, он начинал было рассказ “Захватили мы “языка”… Но повествование было коротким, рваным и без подробностей.

Зато пил Семен после войны страшно – будто прижигал внутреннюю душевную язву.

Мой дед Андрей попал на войну в 1944-м. Служил в составе Дунайской флотилии, участвавшей в ряде громких войсковых операций. “Да и не воевал я особо”, – уходит он от прямых рассказов о той войне. Впоследствии, отслужив семь лет в армии, Андрей закончил институт и доработался до должности генерального директора всесоюзного объединения “Радиоприбор”. Ушел на пенсию в 1989 году, не захотев принимать участие в творящемся экономическом бардаке. В прошлом году ему исполнилось 90 лет.

Андрей Федосеевич ни разу в жизни ничего не украл и не приписал – не того он склада характера. Зато имел роскошь называть вещи и людей своими именами. Если хоть что-то украл – это “вор”. Если не понимает простых вещей – “дурак”. Если делает гадости за спиной – “подлец”. Ни с кем из описанных выше категорий дед старался не иметь дело. Как не любил и пышные празднования 9 мая, как презирал те жалкие подачки, которые власти каждый год подсовывали ему на День Победы, чувствуя себя благодетелями.

Сегодня оставшиеся в живых ветераны той большой войны не хотят богатства и звуков фанфар. Им не нужны громкие слова о битвах – они видели сражения изнутри, они помнят то месиво из грязи, металла и оторванных конечностей. И День Победы для них – прежде всего, окончание невообразимой мясорубки, перемоловшей за годы войны больше трех миллионов тонн человеческого мяса.

И мне порой хочется крикнуть “заткнись!” очередному политическому животному, вещающему своей упитанной мордой с телевизора очередную фальшивую, пафосно-победную ахинею. Потому что эти, которые глядят на нас своими псевдо-мудрыми взглядами с рекламных щитов и голубых экранов, даже на секунду не смогут себе вообразить, каково это – идти в бой с одной винтовкой на пятерых или стоять в очереди к газовой камере в концлагере. Упыри в галстуках, копошащиеся в давно свернувшейся крови, исторические паразиты, высасывающие воспоминания народа для наращивания электоральных рейтингов – эти потомки погибших на той далекой войне не гнушаются перебирать старые кости для приготовления адского пропагандистского супчика.

Мой любимый ветеран

“Я не слушал их 8 мая, а 9 мая зашел к деду Андрею, поздравил его и попросил сфотографироваться. А перед уходом пообещал старейшине нашей семьи почаще его проведывать”.

Думаю, моим визитам он обрадуется куда больше, чем унизительно-праздничным консервам в пакете и речам наших “элитных” то ли “воров”, то ли “подлецов”, то ли обычных “дураков”, игрою судьбы вознесенных на незаслуженные вершины.

Богдан Василенко

 

 

 

Загрузка...
Загрузка...