Запорожского ветерана Второй мировой войны реабилитировали только после смерти

408

Дочь ветерана той давней войны больше года добивалась от военных властей признания отцовских заслуг. Чиновники в погонах отказывали женщине, опасаясь получения ветераном положенных льгот. Но запорожанка таки добилась своего, получив для него удостоверение участника боевых действий. Однако отец-герой этого уже не узнал.

Когда 9 мая – не праздник

Семья Хабренко отличалась от многих советских ячеек общества, тем что никогда не отмечала праздник девятого мая. И это несмотря на то, что глава семьи Дмитрий Петрович родился 22 ноября 1922г. в селе Степановка Запорожской области. И к моменту начала Великой Отечественной войны ему исполнилось 18 лет, а это самый что ни на есть призывной возраст. Но в семье особо никто не обращал на такую “нескладуху” внимания. Единственное, периодически супруга попрекала Дмитрия Петровича, тем что он «профукал» все льготы, положенные участнику войны.

Однажды дочь Ирина решила поинтересоваться у мамы, почему и какие привилегии отец все время игнорирует? Та, вскользь отрапортовала, опустив глаза: мол, папа служил в армии и как-то выпил на посту. И его за это судили. А таковым льготы якобы не полагаются.

Со временем эта тема всплыла вновь. Старшая дочь Люся устроилась работать на один из сухогрузов, пришвартованных во Владивостоке, что предполагало открытие визы для походов за границу. Но родители ее огорчили, предупредив, что разрешение на выезд за рубеж она скорей всего не получит из-за папиного темного прошлого. Однако в том 1985 году визу Люся таки получила – неожиданно для папы с мамой. Как оказалось позже, отца к этому времени реабилитировали без его же ведома и какого-либо участия.

Плен, освобождение, каторга

Так бы история канула в лету, если бы в один прекрасный день после переезда на новую квартиру младшая дочь не принялась разбирать архив семейных фотографий. Мама к тому времени умерла, хозяйкой в доме стала Ирина. Во время раскладывания черно-белых фотокарточек она наткнулась на папин военный билет, где четко были указаны все этапы военной “карьеры” отца.

Военный билет реабилитированного ветерана

Оказалось, он был призван в армию в мае 1941 года, за месяц до начала войны. Провоевал год. После того, как их дивизия в одном из боев была наголову разбита, отец попал в плен, его отправили на принудительные работы в Германию, где мужчина и пробыл с 1942 по 1945 годы.

Дмитрий Петрович в молодые годы (крайний слева).

Ирина подошла к отцу с конкретными вопросами. Тот было попытался уйти от ответов, сославшись на свою забывчивость и старческую память. Хотя припирался он под натиском дочери недолго, рассказав вскоре со слезами на глазах своб правдивую историю. Вспомнив при этом все до мельчайших подробностей.

Всех уцелевших в том злополучном бою немцы взяли в плен и перегнали на работы в Германию. Дмитрий оказался в Кёльне, где его нанимали разные жители этого города. Трудился пленный день и ночь на самых тяжелых работах. К чести немцев, некоторые из них были очень добры к пленным, давали поесть, теплую одежду, всячески старались облегчить участь. Но другие после каторжных работ могли еще и жестоко избить пленногь.

Трудиться в неволе пришлось три года. В мае 1945-го их лагерь освободили американские военные. Причем, освободив советских бойцов из плена, американцы предлагали им переехать в США – чтобы те “пожили по-человечески”. Не колеблясь, солдат вернулся на Родину, поверив рассказам советских офицеров о том, что дома пленных встретят, как героев. Еще одним аргументом за возвращение в Советский Союз было то, что отец Дмитрия служил военным. И если бы сын уехал в Штаты, у него могли быть большие проблемы дома.

Однако без проблем (правда, для самого Дмитрия) все-таки не обошлось. Только он ступил на родную землю, как сразу был задержан и осужден на 10 лет каторги “за измену родине”. Дмитрия отправили “поднимать целину”, погрузив его с товарищами по несчастью, словно скотину, в товарные вагоны. Только через восемь лет, после смерти Сталина, Дмитрия амнистировали.

Вернувшись домой, пошел работать на «Запорожстали», где проработал в цехе по ремонту доменных печей 58 лет.

Удостоверение – посмертно

После такого рассказа Ирина поняла, почему прошлое отца держалось в секрете, почему мама опускала глаза при вопросах о папиных «заслугах». Женщина тут же решила заняться реабилитацией отца. Горда заявив, что “папа герой и она это докажет”.

В 2004 году Ирина начала свой путь по инстанциям и кабинетам в поисках правды. Первой такой инстанцией был военкомат Шевченковского района Запорожья, куда она шла, как на праздник, прихватив бутылку шампанского и коробочку конфет. Но сотрудница архива, услышав историю Дмитрия Петровича, накинулась на Ирину чуть  не с кулаками. С использованием площадной ругани архивариус обвинила женщину, что та пришла выбивать льготы, и что «враг народа» никаких привилегий не достоин!

Однако Ирина не отступила. Проконсультировавшись с военным юристом, она настояла на том, чтоб сотрудница военкомата отправила запрос в Псков, где в архивах хранились документы воинской части отца. С «боями», но запрос по адресу был отправлен, после чего пришел ответ, что дивизии с таким номером не существовало никогда. Военкомовская чиновница ликовала. Но Ирина, изучив документы, увидела: в запросе указан неверный номер дивизии. Специально или нет, но цифры были изменены. Проверив каждую букву и цифру, Ирина настояла на отправке нового запроса. Спустя год пришел ответ, где четко было указано: да, действительно, Хабренко Дмитрий Петрович служил в стрелковой дивизии, находился в плену, является участником боевых действий и ни в коем случае врагом народа.

Не дождавшись завершения бюрократических проволочек, 25 ноября 2005 года отец Ирины умер. Спустя месяц после его смерти раздался звонок из военкомата. Голос на том конце провода поведал, что уже можно прийти за удостоверением «участника боевых действий». Ирина прибежала в военкомат. Попрепиравшись с военкомом (отца-то уже не было), женщина письменно пообещала, что ни на какие льготы она претендовать не будет., но не все оказалось так просто. И только тогда получила заветный документ.

Ирина просто разрыдалась, увидев, что выписано это удостоверение было 25 ноября 2005 года, аккурат в день смерти папы. Дальше была поездка на могилу отца, где дочь отчиталась о проделанной работе, гордо продемонстрировав, что ее отец – герой.

Хотя таковым для нее он не переставал быть ни на секунду!

Олег Локтев

 

Загрузка...
Загрузка...